yaponskiebudni1

Categories:

Хочу диагноз!

Прочитала книгу Рика Каяма о людях, которые ХОТЯТ, чтобы им поставили диагноз у психиатра. Не о тех, у кого, например, аутизм и пр. отклонение, которое делает очень тяжелой (если не невозможной) самостоятельную жизнь человека в обществе. А о людях, которые чем-то недовольны в своей жизни – ну, и идут к психиатру. 

обложка с фото автора
обложка с фото автора

Например, в книге приводится пример женщины, которая где-то услышала, что неумение прибраться в комнате – это один из признаков синдрома недостатка внимания и гиперактивности. Она и пришла к врачу. По ходу дела выясняется, что женщина иногда оставляет до утра в раковине невымытую посуду. Больше никаких «симптомов» обнаружено не было. Женщина перфекционистка – это ясно. Причем много работает и очень устает. Кому-то из такого рода пациентов достаточно посоветовать беречь себя и пр. Но не всех удовлетворит такой совет, кто-то пойдет к следующему врачу, потом к следующему. И так до тех пор, пока не получит-таки заветный диагноз...

Автор – психиатр по специальности, поэтому описанное в книге основано на ее профессиональных знаниях и на ее личном опыте. Я в психиатрии профан, так что если что-то неправильно назову или не так истолкую - поправляйте.

Раньше к психиатрам шли, как правило, только в очень тяжелых случаях. Ну, понятно, образ «психушки», я думаю, всем с детства знаком. Сейчас же отношения к заболеваниям по этой линии изменилось, появилась масса информации. Это очень правильно и очень важно. Хорошо, например, что в обществе теперь знают, что такое «аутизм» - глядишь, меньше людей будут выговаривать и без того измотанной маме за то, что она неправильно своего ребенка воспитывает. 

Но, как водится, есть и «побочные эффекты». Например, бывает так, что «просвещенные»  люди начинают забрасывать родителей ребенка-аутиста оптимистичными словами, что вот и такой-то у нас аутист, но закончил вуз и работает! А в «подбадриваемой» семье ребенок совсем не говорит, в будние дни живет в интернате, а когда на выходные приезжает домой, то вся семья оказывается прикована к нему – т.е. речь идет об отклонении в очень тяжелой форме, и сведение к одному знаменателю такого ребенка с успешным обладателем сравнительно легкой формы этого диагноза тут более чем неуместно... 

Или еще. В числе прочей информации часто стали говорить и о том, что люди с отклонениями в развитии могут быть «альтернативно одаренными». В качестве примеров стали приводить С.Джобса, А.Эйнштейна и пр. – и срочно появились люди, которым захотелось «приобщиться». Оказывается, теперь в соответствующих клиниках Японии такой наплыв пациентов, что первого приема иногда приходится ждать по несколько месяцев.

Психиатрия – наука сложная. Хорошо, если можно взять анализы и по ним определить болезнь. Но увы, в психиатрии на данный момент этот способ не срабатывает. Диагноз ставит врач на основании услышанного-увиденного. А значит, велика доля субъективности. Особенно в пограничных случаях, когда действительно определенные симптомы есть, но... вот что выбрать? Ставить диагноз? Или же признать вариантом нормы? 

Автор пишет об интересной тенденции: стоит провести для психиатров какого-то региона лекцию о таком-то психическом заболевании, как в статистике срочно появляется скачок: в данном регионе увеличивается число людей именно с этим диагнозом! Ну, а что – врач освежил у себя в голове информацию об этой болезни, вот и находит ее! Находит и там, где она есть – благодаря лекции он ставит правильный диагноз. И там, где просто есть определенное сходство, и где можно было бы вообще обойтись без диагноза.

Каяма пишет и о депрессиях. В Японии в последнее время очень возросло количество людей с этим диагнозом. Что происходит? Стало больше стресса? Или просто раньше не умели диагностировать?

Автор объясняет это тем, что... больше людей стало обращаться к специалистам!!! В числе прочих причин автор видит тут и происки фармацевтических компаний. Есть цифры, показывающие, что количество людей с диагнозом «депрессия» резко возросло примерно 20 лет назад, когда появилось новое лекарство от этой болезни (название забыла).

Фарм.компаниям нужно окупать инвестиции, а как это сделать? Были времена, когда продавцы лекарств как только не ублажали врачей, чтобы те выписывали пациентам их новые (и дорогие!) лекарства. Но сейчас законы и правила ужесточили, к врачам уже так просто не подъедешь. И фарм.компании пошли другим путем: стали воздействовать не на врачей, а на потенциальных пациентов. Больше придет пациентов – больше вероятность, что что-то у них найдут – и выпишут-таки заветные лекарства. 

А как направить потенциального пациента к врачу? Ну, например, проплачиваем спец-выпуск на тему «легкая депрессия» в популярном журнале. Вставляем туда простенькую анкетку на тему настроения человека в последнее время. И если ответов о подавленном состоянии много – выдаем заключение, что м.б. вы «слегка в депрессии», так что сходите к врачу. Кто-то послушно пойдет. А врач постарается помочь. Нет, не подделывая данные и ничего не выдумывая. Просто случай пограничный, то ли да, то ли нет. Но раз пациент страдает... 

А не прочитал бы человек этот выпуск журнала – глядишь, в больницу бы не пришел. И кто знает – может быть все бы само собой рассосалось... Повторяюсь, о настоящей депрессии тут речи не идет, только о пограничных и непродолжительных состояниях.

И еще интересный момент. Один врач в большой японской компании объяснил большое распространение диагноза «депрессия» тем, что сейчас довели до всеобщего сведения, что человека в депрессии нельзя подбадривать и говорить ему что-то типа «да все наладится, не вешай нос!» (любимое японцами «гамбатте»). Он говорит, что с одной стороны такой запрет правильный, т.к. такого рода подбадривания могут загнать действительно больного депрессией человека в угол. 

А с другой – бывает ведь и так, что подбадривание действительно дает эффект! Как раз в той самой ситуации, когда это еще не депрессия, а временный упадок сил и духа. Вы подбодрите человека, он возьмет себя в руки и вернется в строй! А сейчас «подбадривать» нельзя. Подавленное состояние – все, вперед в больницу. А там врач, который искренне хочет помочь. Вот вам и еще один человек на таблетках.

Правда, патент на дорогое лекарство от депрессии истек. Так что фарм.компаниям уже нет особой выгоды искать под него потенциальных пациентов. Да, можно изобрести новое лекарство, но старое-то есть, и оно действует! В общем, фарм.компании в поисках очередной новинки. Так что ждите, пишет Каяма, новой волны незаметной пока болезни...

Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →

Error

default userpic

Your IP address will be recorded 

When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →